вівторок, 6 червня 2017 р.

Бродяга (прода, начало второй части)

Часть вторая. Измученный путник.

Во всяком положении есть свои преимущества. Главное — не забывать ими наслаждаться.
Макс Фрай


Вот и добрели. Серый вместе с тремя бедолагами понуро стояли на площади рядом с огромным храмом в самом центре страшной пустыни. Храм располагался внутри обширных крепостных стен, которые легко вмещали ещё и немаленькое поселение. Последний переход был самым тяжелым. Под конец их уже совсем безжалостно гнали по пескам.
Дорога после плена была как зебра, то очень лёгкая, когда их в Арзаруме погрузили в трюм корабля и они больше двадцати дней плыли изнывая от скуки, скудной еды и питья, а то изматывающе тяжёлая, когда их перегрузили на гребное судно, приковав к вёслам и они по реке подымались до огромного озера с водопадом почти не чувствуя рук и спины три дня и три ночи. Дальше на скалу их подымали в чем-то подобном на лифт целых два дня. Два дня отдыха и прекрасных видов сквозь прутья деревянной клетки на бесконечную зелень холмов и лесов. А потом был большой город, где Стырка и Бельмо с группой других каторжан куда-то увели, а Серый с оставшимися тремя бедолагами отправился в путь по адской пустыне пешком. И это уже была жопа. Спали днём под наскоро собранными навесами. Этот, казалось, бесконечный этап длился неделю. 
Пока плыли, маясь от тоски и безысходности, Серый сумел вытянуть из более осведомленного Стырка всё, что тот знал о цели их так сказать путешествия. Известно было немного. В кристаллической пустыне было несколько мест, где добывали магические кристаллы. И оттуда никто не возвращался живым. Остальное было неоднозначно. То ли там постепенно сходили с ума от страха и боли, то ли пустыня выпивала саму душу каторжника. 
Если вспомнить пункт первый, что отсюда нет возврата, то достоверностью остальных сведений можно смело пренебречь. Пока что Серый мог спокойно выбросить из головы то, что мучило его с самого начала: объяснять откуда он взялся не придётся. Другой вопрос, что на фоне новых проблем эта казалась детским нытьём про третье по счету мороженное.
 - Кто говорит по исорски руку подняли, - устало обратился к ним подошедший монах. Здесь они были в грязно-белых плащах до пят с капюшонами и чем-то похожим на воздушный шарф того же цвета. Руки подняли все четверо пленников. - Тогда все идите за мной, - и монах двинулся к одному из выходов с площади. 
По мощёной пышущей жаром улице они вскоре вышли из респектабельного района и оказались в окружении однообразных хмурых бараков с узкими щелями окон и широкими воротами вместо дверей, больше похожих на двери товарных вагонов. 
Серый в спокойные периоды этапа часто думал о доме, и всё больше убеждался, что Земля для него потеряна навсегда. Вместе с родителями, перспективами и цивилизацией. Надо было выжить. И не похоже, что в этом странном месте это будет просто. Хотя ничего страшного с ними пока не произошло. Ничего мистического и жуткого. Похоже слухи как всегда преувеличивают ужасы. Но рано пока судить. Дай бог чтоб не преуменьшили.
Их завели в барак и развели по нарам. Двухярусным. Серому досталась верхняя полка.
Барак мог вмещать двадцать четыре каторжника, но зато в нём было прохладно. Каждому также выдали по фляге из какого-то высушенного овоща вроде тыквы с верёвкой вместо пояса и ветхий плащ с капюшоном грязно-серого цвета. Возможно это просто старые поношенные плащи монахов. Также выдали какую-то обувку. Монах взглянул на обшарпанные ботинки Серого и оставил его без обновки.
- А воду где брать? - спросил Серый. 
- Старший по бараку выдаёт утром и в обед, - и монах ткнул пальцем в угол барака, где стоял бочонок. - Он вам и расскажет правила. 
И монах скрылся за дверьми. Серый по старой памяти с сарказмом подумал, как это бочёнок им расскажет правила, но опыт последнего месяца показал, что юмор лучше держать при себе. Пока что этот мир юмор воспринимал плохо. А в ответ шутил так, что следующая шутка может быть уже про смерть и ад. И если повезёт, то ад будет не настоящий.
* * *

Немає коментарів:

Дописати коментар